Жертвам домашнего насилия не надо будет самим собирать доказательства

Верховный суд внес в Госдуму законопроект об отказе от частного обвинения в уголовных делах о причинении легкого вреда здоровью, побоях и клевете без отягчающих вину обстоятельств. Жертвам домашнего насилия не придется самим собирать доказательства вины обвиняемого — этим должна будет заняться полиция.

Фото: pixabay.com

Речь идет о трех составах преступлений. Во-первых — умышленное причинение легкого вреда здоровью («кратковременное его расстройство» или «незначительная стойкая утрата общей трудоспособности») без отягчающих вину обстоятельств (статья 115 Уголовного кодекса часть 1). Во-вторых — побои без причинения вреда здоровью или другие насильственные действия, совершенные лицом, которое ранее в течение года в административном порядке наказывалось за то же самое (статья 116.1 УК). И, наконец — «просто» клевета в адрес конкретного человека без отягчающих вину обстоятельств (единственная часть статьи 128.1 УК, которая после недавнего резкого ужесточения не грозит лишением свободы)…

Все три преступления — небольшой тяжести и наказываются штрафом, обязательными или исправительными работами. Сейчас Уголовно-процессуальный кодекс относит дела по ним к т.н. делам частного обвинения, то есть таким, которые возбуждаются исключительно по инициативе подавшего заявление избитого, побитого или оклеветанного, и могут ещё до суда быть закрыты в связи с примирением сторон, если обвинитель вдруг передумает и заявление свое заберет.  

Так вот, Верховный суд предлагает сделать эти уголовные дела делами частно-публичного обвинения. Что означает: да, потерпевший должен написать заявление в полицию, а уж собирать доказательства вины или невиновности обвиняемого будет государство в лице дознавателей или следователей. Прекратить дело частно-публичного обвинения без суда, лишь разорвав заявление, невозможно. Впрочем, примирение сторон в суде не исключено. 

В пояснительной записке к законопроекту судьи ВС ссылаются на Конституцию РФ, гарантирующую охрану прав и свобод россиян, а также на Конвенцию о защите прав человека, которую Россия подписала, вступая в Совет Европы, и решения ЕСПЧ. Речь идет о решении 2019 года по делу о домашнем насилии «Володина против РФ». 20 тысяч евро  компенсации выплатила Валерии Володиной российская казна за то, что российское государство в лице МВД ничего не сделало, чтобы защитить ее от преследований бывшего сожителя. Женщину обещали убить, у ней отбирали паспорт и личные вещи, били стекла в автомобиле, похищали и избивали её беременную, а два заявления, поданные в разное время в полицию, к возбуждению уголовного дела так и не привели. В решении ЕСПЧ говорилось, что власти России не смогли создать правовую основу для борьбы с насилием и гендерной дискриминацией в отношении женщин.

Частный порядок уголовного преследования, при котором исход дела «полностью зависит от позиции и активности потерпевшего» не в полной мере согласуется с позицией ЕСПЧ и «с политикой государства в области… предупреждения домашнего насилия в том числе», считает ВС. Обвинителем в делах частного порядка является не прокурор, а сам потерпевший. Если он не явился в суд — дело закрывается и факт насилия считается как бы не имевшим место. Причем административные дела по побоям возбуждает полиция и без заявления потерпевшего. 

Такая же история с «просто» клеветой. Оскорбление, с которым клевета схожа, у нас считается административным правонарушением, и дела тут возбуждает полиция без заявления оскорбленного. А вот уголовное дело о «просто» клевете — только если оклеветанный сам проявит настойчивость.  

В 2020 году за умышленное причинение легкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств было осуждено 1616 россиян, а за побои, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние в течение года — 1629 человек. В связи с примирением сторон по первому составу прекратили 1519 дел, а по второму — 1355. Это — самые частые преступления в сфере семейного насилия. Предлагаемые новеллы «будут способствовать укреплению гарантий правосудия в сфере уголовного судопроизводства и повышению уровня уголовно-правовой защиты лиц, пострадавших от преступления», полагает ВС.

Первый замглавы думского Комитета по госстроительству и законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ) в разговоре с «МК» оценил инициативу ВС скорее положительно, но напомнил, что «и в делах частно-публичного обвинения от инициативы пострадавшего многое зависит».  

Адвокат Алексей Михальчик согласен с Верховным судом в том, что реформа нужна — особый порядок рассмотрения дел частного обвинения он считает «затянувшимся экспериментом». «Мне лично, когда выступал на разных сторонах в таких делах, удавалось добиваться как обвинительных так и оправдательных приговоров, но, если говорить объективно, успех здесь в большинстве случаев происходит только после привлечения профессионального юриста, что бывает редко. А сами потерпевшие, если и обращаются в суд, не всегда могут правильно собрать и оформить доказательства, и значительное количество таких преступлений остаётся без должного внимания государства, хотя именно защита прав потерпевших — один из основных приоритетов уголовного судопроизводства»,- сказал он «МК».

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *