«Я только раз слышала от Ирины Славиной: «Мне плохо»

В Доме ученых в Нижнем Новгороде на улице Октябрьской прошла церемония прощания с редактором интернет-издания «КозаПресс» Ириной Славиной (Мурахтаевой), которая 2 октября покончила с собой возле здания регионального главка МВД.

Проститься с независимым журналистом пришли около двух тысяч человек — коллеги, друзья, чиновники и простые нижегородцы.  

Фото: Андрей Абрамов

В вестибюле Дома ученых установили фотографию Ирины. Наискосок к портрету была прикреплена лента с надписью: «Живи!» Рядом — белые хризантемы.

Гражданская панихида должна была начаться в 11 утра. Но нижегородцы стали приходить, чтобы проститься с Ириной уже в 10.30.

Дом ученых расположен в самом центре Нижнего Новгорода. Рядом много офисных зданий, учреждений, различных редакций.

На сцене актового зала установили на постаменте белый гроб, который вскоре оброс цветами.

— Люди шли нескончаемым потоком, — говорит известный нижегородский журналист Светлана Кукина. — Это и коллеги-журналисты, и активисты, кто знал Иру по общественным акциям, и герои ее материалов, и неравнодушные нижегородцы.

В числе первых пришел проститься с Ириной губернатор Нижегородской области Глеб Никитин. Присутствующие рассказывают, что чиновник принес гвоздики, был недолго, постоял молча у гроба, подошел к близким Ирины и уехал.

Поклониться трагически погибшей пришел и бывший министр культуры Сергей Горин.  

На экран, который был установлен на сцене за гробом, проецировались фотографии Ирины.  

Нижегородцы вместе с цветами приносили к гробу записки, кто-то написал в память Ирины Славиной стихотворения.

На сцену выходили люди, которые признавались, что впервые выступают публично, но и молчать больше не могли.

Выступающие говорили, насколько Ирина была предана своей работе, она верила в правду, для нее был ценен каждый человек.  

— Она не писала по заказу, не обслуживала власть, — говорит коллега Светлана Кукина. — Ира была очень честной, надежной. Ее можно было о чем-то попросить, написать ей СМС, побежать по своим делам, и быть уверенной, что она подхватит и все доделает.  

Коллеги вспоминали, как Ирина на выездном семинаре выбегала на территорию парка, чтобы покормить белок. У нее болело сердце за всех живых существ.

— Мы с Ириной впервые пересеклись на сносе Дома Чеботарева в 2012 году, — говорит гид и правозащитник Сергей Сипатов. — Ира всем помогала — и памятники защищала, и права обманутых дольщиков, и простым людям старалась жизнь спасти — выбивала положенные им по закону лекарства. Ира жила ради нас. И умерла за нас.

Все, кто знал Ирину, подчеркивали, насколько она была жизнерадостным и здравомыслящим человеком. И напрочь отметают все версии о ее психическом несовершенстве. Коллеги говорят, что, когда ее очередной раз «нагибали», травили и штрафовали, она говорила неизменное: «Не дождутся».

— Я только однажды услышала от Иры: «Мне очень плохо». Это было несколько лет назад. Она тогда пыталась спасти своего больного отца, продлить ему жизнь, хотя понимала, что диагноз беспощаден. И очень переживала, — делится с нами Светлана Кукина. — Ира была хорошим человеком во всех отношениях. Яркая, красивая, талантливая. Я все думаю, где же были глаза тех, кто ее постоянно гнобил и привел к смерти? Неужели они не понимали, какую красоту они своими руками уничтожают? Причем действовали по какому-то определенному сценарию, последовательно давили на нее, не давая отдышаться.

Друзья говорят, что штрафы, которые ей давали по административным делам, Ирине были не по карману. Чтобы как-то свести концы с концами, она ночами вязала на продажу палантины, шапки и шарфы. И, добиваясь справедливости, продолжала «бодать» чиновников на своем ресурсе «КозаПресс».

После окончания гражданской панихиды собравшиеся с портретом Ирины Славиной пошли колонной по Большой Покровке к стихийному мемориалу около главка МВД, где Ирина покончила с собой.

Семья решила кремировать Ирину. Урну с ее прахом решено захоронить в родственную могилу.

А активисты Нижнего Новгорода создали петицию о переименовании улицы Максима Горького в улицу имени Ирины Славиной. «Единственное, что мы точно можем и должны — это помнить, напоминать и бороться за ее имя», — говорится в обращении к властям.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *