«Стороны конфликта в Карабахе упрутся в потолок возможностей»

Стремление мира к миру в Нагорном Карабахе и его окрестностях так велико, что, кажется, еще чуть-чуть — и мольбы правительств, парламентов, международных организаций растопят-таки ожесточившиеся сердца кавказских воинов. Начнется дружба народов и повсеместное братание. Впрочем, кажется так, не будем лукавить, не всем. Лишь тем, кто принимает дежурные дипломатические формулы за чистую монету.

Фото: AP

Откроем этим наивным гражданам правду. Никто на самом деле не рассчитывает, что призывы «к немедленному прекращению боевых действий между вооруженными силами участвующих сторон» — цитируется «Заявление президентов России, США и Франции по Нагорному Карабаху» — и «к  скорейшему возвращению к переговорному процессу» (заявление Госдумы «О недопустимости применения силы и необходимости немедленного прекращения огня в зоне нагорно-карабахского конфликта») возымеют хоть какой-то эффект.

Есть даже ощущение, что пишут эти документы не живые люди, а компьютерные программы — настолько они стандартные и обтекаемы. Оригинальность никого не заботит, потому что все понимают: это просто ритуал. Но ритуал, от которого никак нельзя отказаться авторитетным мировым игрокам. Noblesse oblige.

Те, кто призывает стороны вернуться к статус-кво, довоенному положению, прекрасно сознают, что положение это — итог прошлой войны. В этом, например, признался на днях, выступая по ТВ, инициатор думского заявления — глава комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников: «Вообще, если быть честным, статус-кво чаще всего возникает в результате военных действий. Никуда от этого не денешься».

Правда, противореча себе и историческим фактам, парламентарий принялся доказывать, что в прошлый раз, в 1994 году, войну остановили миротворческие усилия российского и киргизского парламентов: «Обратились тогда: давайте прекращать! Вы же сейчас перебьете друг друга!.. Усадили за стол переговоров. И подписали соглашение. Бишкекский протокол так называемый».

На самом деле война закончилась после стабилизации линии фронта. Когда силы, потенциалы и, соответственно, военные перспективы сторон пришли в состояние равновесия и они поняли, что дальше воевать — терять время, живую силу и технику. Никакого толку.

Кстати, те, кто считает, что история карабахских войн началась с перестройкой и развалом СССР, — а виной всему «предатель» Горбачев, — сильно ошибаются. То было возобновлением замороженного конфликта.

Чтобы не быть голословными, процитируем дипломата и историка Кавказа Семена Броневского (писалось это в начале XIX века): «В 1733 году карабагские армяне выгнали турок из своего владения, при сем случае убит был сераскир Сара Мустафа паша. Потом восставшие между меликами раздоры были причиною войны, которая продолжалась более двадцати лет.

Мелик Шахназор призвал к себе на помощь владетеля кочующего чавонширскаго народа Фона хана и Сдал ему крепость Шуши. По смерти Фона хана сын его, ныне владеющий Ибрагим хан, довершил и покорение и разорение меликов, из коих многие перешли в Грузию, а подданные их армяне разбрелись по разным сторонам, наиболее в Россию, в Грузию и Ширвань».

Впрочем, случалось, что конфликты здесь останавливались по-другому — способом, который, памятуя старый анекдот, можно назвать «вариант лесника»: приходила большая держава и включала территорию конфликта в свой состав. Именно так, к примеру, закончилась армяно-азербайджанская война 1918-1920 годов.

Но пока ничего такого развития не предвещает. Идеи Владимира Вольфовича Жириновского — не в счет. И стало быть, с большой вероятностью «повторится все, как встарь». В смысле — в далеком уже 1994-м. Рано или поздно стороны и их союзники упрутся в потолок своих военных, политических и экономических возможностей — и в Баку и Ереван роем устремятся «голуби мира».

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *