Шведская стратегия по коронавирусу не сработала: ждут вторую волну

Известная своим мягким подходом по борьбе с пандемией коронавируса Швеция рассматривает возможность ужесточения ограничительных мер в Стокгольме на фоне резкого всплеска заболеваемости. Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл между тем сообщил, что объяснение высокой смертности от COVID-19 в королевстве кроется в сезонном вирусе гриппа 2019 года.

Фото: AP

Перспектива введения карантинных ограничений только обсуждается шведским правительством. По словам Андерса Тегнелла, окончательное решение по этому вопросу пока не принято. Также до сих пор не известно, какие конкретно меры могут быть предприняты.

С 18 сентября коронавирус диагностировали у 1200 пациентов, за это время пять человек скончались.

Случаи заболевания растут среди многих возрастных групп, сообщил Тегнелл. В особенности среди трудоспособной части населения и учащихся старших классов школ. Это может быть результатом того, что все больше людей возвращаются на рабочие места. Именно поэтому власти снова советуют сотрудникам по возможности работать из дома.

За последние несколько недель в Швеции было протестировано гораздо больше людей, чем раньше, что также может объяснять некоторое увеличение числа инфицированных. В общей сложности на прошлой неделе в стране провели 139 446 тестов на COVID-19, 1,5 процента из которых оказались положительными. Ранее доля положительных результатов составляла 1,2 процента. При этом только в одном Стокгольме она увеличилась с 1,2% до 2,2%.

Примечательно, что высокому числу погибших в королевстве нашли еще одно простое объяснение. По мнению Андерса Тегнелла, им мог стать прошлогодний сезонный вирус гриппа.

«Было замечено, что страны, которые имели довольно низкую смертность от гриппа в последние два-три года, такие как Швеция, показывают очень высокую избыточную смертность от коронавируса, — подчеркнул эпидемиолог. – Те же государства, где фиксировали высокий уровень летальности от гриппа, такие как Норвегия, имеют довольно низкую смертность от COVID-19. Эта тенденция наблюдается в ряде стран. Возможно, это не полное объяснение, а лишь его часть».

С позицией Тегнелла согласен главный врач и профессор инфекционных заболеваний Упсальского университета Бьорн Ульсен.

«В этом есть определённый смысл, — считает профессор. – Грипп 2019 года протекал в довольно легкой форме, поэтому тогда умерло меньше пожилых и наиболее уязвимых людей. Однако большинство пациентов, относящихся к этим социальным группам, скончались во время наиболее агрессивной фазы пандемии».

Схожей точки зрения придерживается и глава управления здравоохранения Стокгольма Бьорн Эрикссон, который продолжает призывать жителей прислушиваться к рекомендациям медицинских специалистов и соблюдать социальную дистанцию.

«Нисходящая тенденция нарушена, — добавил он. – Мы видим тревожные признаки того, что распространение инфекции увеличивается. Мы можем только надеяться, что оно снова начнет замедляться. Это зависит от того, насколько хорошо мы будет следовать рекомендациям».

Как известно, правительство скандинавской страны не вводило жестких ограничений и не отправляло народ на обязательный карантин. В королевстве продолжались занятия в школах и детских садах, работали рестораны, кафе, бары, магазины, торговые и спортивные центры. Также никак не ограничивалось передвижение людей. Шведам разрешали собираться группами не более 50 человек. Между тем все-таки ввели запрет на посещение домов престарелых, в которых ранее был зафиксирован всплеск заболеваемости.

Остальные требования, в частности, соблюдение социальной дистанции и ношение масок в местах скопления публики, носили скорее рекомендательный характер. Высказывались надежды, что такая стратегия спасет национальную систему здравоохранения от перегрузок и поможет выработке коллективного иммунитета.

Однако результатом такого подхода стал гораздо более высокий, чем в некоторых соседних странах, уровень заболеваемости и смертности. На сегодняшний день в Швеции зарегистрировано более 89 тысяч подтверждённых случаев коронавируса и почти 6 тысяч смертей.

Имеющая шведское и американское гражданство доктор Рейчел Ирвин, занимающаяся исследованиями в области этнологии в Университете Лунда (Швеция), в своей колонке в издании The Spectator пытается объяснить иностранцам особенности шведского подхода к противостоянию пандемии.

«На самом деле, – поясняет доктор Ирвин, – шведское законодательство не допускает многих видов карантинных мер. Даже такая простая вещь, как закрытие пляжа, представляет сложную задачу, потому что, как правило, доступ к пляжу регулируется Правом общественного доступа, которое, в свою очередь, закреплено в конституции Швеции. Ограничения шведского законодательства частично объясняют, почему парламент принял весной временные поправки к Закону об инфекционных заболеваниях, которые позволяли бы закрывать магазины и другие коммерческие помещения (срок действия этого положения истек в конце июня, но его так и не использовали)».

«Так что Швеция не отказывалась от изоляции, – утверждает Рейчел Ирвин, – скорее, это просто был не вариант. Агентство общественного здравоохранения также полагало, что добровольные меры будут работать так же, как и принудительные, и что людям можно доверять, что они будут действовать ответственно. Однако шведы не более ответственны по своей природе, чем другие люди».

«Когда впервые ввели добровольные ограничения, некоторые люди были сбиты с толку и хотели получить более конкретные рекомендации от властей, – рассказывает Ирвин о шведах, – Это привело к постоянным публичным обсуждениям и, в конечном итоге, к консенсусу насчет того, какое поведение считается приемлемым, а какое — неприемлемым. Агентство общественного здравоохранения понимало, что повседневная жизнь регулируется как социальными нормами, так и законами. Таким образом, добровольные меры по своей сути не выглядят менее эффективными или «слабыми» по сравнению с принудительными».

«В течение первых шести недель пандемии большинство людей, которые смогли это сделать, оказались в изоляции, – продолжает Рейчел Ирвин. – С тех пор многие привыкли к «новой нормальности». Почти никто, например, не устраивает вечеринки. Но иногда люди стоят слишком близко друг к другу в очереди в супермаркете. Это отражено в данных отслеживания мобильных телефонов, указывающих на то, что передвижение граждан резко сократилось в конце марта, увеличилось летом, а сейчас ниже нормы, но выше, чем было в начале пандемии».

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *