Раскрыта главная причина отказа боснийских властей встретиться с Лавровым

Два члена президиума Боснии и Герцеговины (БиГ)— Шефик Джаферович и Желько Комшич — отказались от встречи с главой МИД России Сергеем Лавровым, которая должна была состояться во вторник, 15 декабря. Такое решение они объяснили несогласием с рядом высказываний главы российского внешнеполитического ведомства относительно Дейтонских соглашений. Эксперт рассказал, чем еще вызван этот демарш, к каким последствиям он может привести и как эта ситуация скажется на взаимоотношениях Москвы и Сараево.

Фото: AP

«Всем ясно, что господин Лавров — среди первых трех мировых дипломатов, — приводит слова Комшича телеканал Federalna.ba. – У человека с таким опытом все поступки спланированы заранее. То, что мы могли видеть с того момента, как он прибыл в БиГ, — это сигналы от страны, которую он представляет».  

Член боснийского президиума заявил, что поддержка российским министром резолюции о военном нейтралитете одной из частей страны — Республики Сербской — противоречит тому, что подобные решения могут принимать только центральные власти Боснии и Герцеговины.

Кроме того, Комшича и Джаферовича возмутило отсутствие флага и какой-либо государственной символики БиГ на встрече Лаврова и председательствующего члена президиума от сербов Милорада Додика.

«Мы хотим дружественных отношений с Россией, но хотим, чтобы и они уважали институты БиГ», — отметил Кошмич.

Тем временем глава МИД РФ Сергей Лавров отреагировал на отказ представителей властей Боснии и Герцеговины от встречи с ним в ходе его рабочего визита в страну. Политик подчеркнул, что Россия не видит необходимости в пересмотре Дейтонских соглашений.

«Мы не видим необходимости ревизовать Дейтонское соглашение, тем более, когда соответствующие инициативы наблюдаются извне Боснии», — отметил Лавров.

Он также сообщил, что пригласил главу боснийского внешнеполитического ведомства Бисеру Туркович посетить Москву в 2021 году.

«Я бы не стал драматизировать последствия этого демарша, — комментирует «МК» старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Петр Искендеров. – Речь идет об очередном витке внутриполитической напряженности в самой Боснии и Герцеговине. Более того, это сигнал адресован не столько Москве, сколько Брюсселю и Вашингтону. Боснийские политики, прежде всего в лице руководителей боснийских хорватов и боснийских мусульман, пытаются заявить о своих интересах и позиционировать свою страну, как одно из ключевых государств на Балканах. И это в ситуации нестабильности и неопределенности, которая сейчас существует в ЕС и США в силу известных причин — это, разумеется, и пандемия COVID-19, и вызванные ею социально-экономический кризис и миграционные проблемы. Таким образом они хотят обеспечить себе поддержку как политическую, так и финансовую, в частности, из фондов Европейского союза.

По словам эксперта, главный парадокс в этом вопросе связан с тем, что две противостоящие силы в Боснии (боснийские сербы во главе с Милорадом Додиком и боснийские хорваты, особенно мусульмане) апеллируют к одному и тому же Дейтонскому мирному соглашению, но совершенно по-разному его трактуют.

«Сербы видят в нем гарантию сохранения Республики Сербской и ее широких полномочий, — продолжает Петр Искендеров. – А Босния и Герцеговина — основу для централизованного государства, поэтому настаивает на том, чтобы приоритет в решении тех или иных вопросов внешнеполитического толка соотносился с виденьем центральных органов власти, в частности, в Сараево. То есть, по сути, один и тот же документ трактуется по-разному и, соответственно, международные игроки, которые участвуют в процессе боснийского урегулирования, естественно время от времени попадают в эпицентр этого внутриполитического противостояния. 

Я бы не стал утверждать, что это какая-то антироссийская акция. И понятно, что такой вопрос, как принятие Баня-Лукой решения о нейтралитете Боснии и Герцеговины, действительно вызвал негативную реакцию со стороны Сараево, поскольку боснийские мусульмане и боснийские хорваты настаивают на том, что место БиГ не только в Евросоюзе, но и в НАТО».

Подобный демарш не приведет к каким-то серьезным последствиям, поскольку все участники противостояния прекрасно осознают, что Россия играет ключевую роль в боснийском урегулировании, считает эксперт. Она закреплена и в «боннских полномочиях» (именно они позволяют Высокому представителю по БиГ отменять любые решения боснийских властей, если они, по его мнению, нарушают принципы Дейтонского соглашения – прим. «МК») и в той конструкции, которая сейчас существует в Боснии. И, кроме того, естественно, они заинтересованы в экономическом сотрудничестве с Москвой в плане энергетики, торговли и инфраструктуры. 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *