«План отмены накопительных пенсий попахивает аферой»

Федерация независимых профсоюзов России считает, что из системы государственного обязательного пенсионного страхования нужно исключить накопительный компонент. Письмо с предложением направлено премьеру. Идею поддержал глава комитета Госдумы по труду Нилов. Между тем в Госдуму внесен законопроект о «заморозке» накопительной пенсионной части до 2023 года. К каким последствиям приведет реализация инициативы ФНПР, мы разбирались с помощью экспертов.

Фото: Ольга Шуклина

Согласно действующему законодательству, ожидаемый период выплаты накопительной пенсии рассчитан на основании данных о численности мужчин и женщин, достигших пенсионного возраста. Для системы обязательного пенсионного страхования устанавливается так называемый «период дожития» — то есть время, в течение которого выплачивается накопительная пенсия. С 2015 года показатель, установленный изначально на уровне 19 лет, ежегодно увеличивается и в 2021-м составит 22 года.

В ФНПР считают, что подобная практика снижает размер пенсионного обеспечения застрахованных и «дискредитирует саму идею накопительной пенсии». В связи с этим федерация просит прекратить практику увеличения ожидаемого периода выплаты и вывести накопительный компонент из системы обязательного пенсионного страхования.

Напомним, что средства пенсионных накоплений выплачиваются пенсионерам с 2012 года. В общем случае размер такой пенсии невысок по сравнению с объемом основной пенсии — страховой пенсии по старости. По данным Пенсионного фонда России (ПФР), в 2020 году средний размер накопительной пенсии составлял 956 руб. в месяц.

Мнения экспертов

Александр Сафонов, профессор Финансового университета при правительстве РФ: «Начнем с того, почему профсоюзы выступили с подобным предложением. В 2001 году в России была введена накопительная система. Она предполагала, что на расчетный счет каждого работника, родившегося не ранее 1967 года, в государственные пенсионные структуры будет перечисляться 6% из фонда оплаты труда. Это позволяло накапливать определенные средства, и система себя вполне оправдывала. После 2014 года на накопительные счета не поступает ни копейки. Соответственно возникает вопрос, а можно ли в ситуации, когда нет новых взносов, что-либо накопить? Молодые работники, которые вступили на рынок труда после 2018 года, точно ничего не накапливают. Те, кто откладывал средства, также прекратили накопления — за исключением средств из негосударственных пенсионных фондов, заработанных в виде инвестиционного дохода.

Однако если взглянуть на экономику такой системы, то выходит следующее: чтобы человек получал среднюю пенсию в 15 тыс рублей, которая сейчас существует в обычной солидарной обязательной страховой системе, то его ежемесячный оклад должен составлять 175 тыс рублей. Тогда те 6% отчислений позволяют сформировать искомую цифру и выйти на заявленные параметры. В ином случае сумма доплаты поступлений от накопительной системы окажется ниже. Даже для доплаты половины от этой суммы, 7,5 тыс рублей, требуется заработная плата выше 80 тыс рублей. В России подобный ежемесячным доходом может похвастаться, мягко говоря, далеко не каждый.

Сейчас в результате коронакризиса происходит падение инвестиционного дохода и возникает вопрос: можно ли в таких условиях в длительной перспективе добавить к сумме, которую перечисляет гражданам негосударственный пенсионный фонд, какие-то существенные средства. Правительство еще два года назад начало дискуссию о необходимости перевода обязательной накопительной пенсионной системы в какой-то другой гарантийный пенсионной продукт. Однако до сих пор конкретных решений не последовало. Очевидно, что система должна быть трансформирована: либо отменена, а накопления, которые граждане уже сделали, будут управляться в системе негосударственного пенсионного страхования индивидуальным образом. Либо государство создаст альтернативу, которая позволит работнику копить самому в обмен, например, на получение определенных налоговых льгот.

Предложение профсоюзов является попыткой найти статус-кво в сложившейся дилемме: с одной стороны, юридически накопительная система существует, с другой стороны, с практически точки зрения— она эфемерна».

Оксана Дмитриева, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, доктор экономических наук: «Отчисления на накопительную часть пенсии не перечисляют с 2014 года. С другой стороны, граждане 1967 года рождения и те, кто родился позже, отчисляли деньги на накопительную часть, начиная с 2002-го. Пока не понятно, куда делась эта пенсионная часть в размере 6%. Об этих деньгах уже практически все забыли, но накопилась за эти годы весомая сумма — более 2 трлн рублей. При этом никто выплачивать эти деньги в массовом порядке не собирается. Граждане этих годов рождения в связи с изменением пенсионного законодательства еще не вышли на пенсию.

С одной стороны, я согласна с тем, что накопительного элемента быть не должно и все обязательные отчисления должны идти на страховую часть пенсии. Но, с другой стороны, если руководствоваться этой мыслью, можно так и не увидеть ранее накопленных 2 трлн рублей. Доходность по этим деньгам существенно меньше, чем страховая часть пенсии. Здесь попахивает аферой, с которой нужно детально разбираться. А возникла она оттого, что пенсионная система серьезно запутана».

Марк Гойхман, главный аналитик ТелеТрейд: «Отмена накопительной части пенсии, если и будет реализована, не станет, вероятно, означать конфискацию уже имеющихся ранее внесённых средств. Речь идёт о прекращении в дальнейшем обязательных взносов, которые отчисляют работодатели в размере 6% от зарплаты.

Но средства на накопительных счетах сейчас «заморожены», не пополняются от данных отчислений. Это, действительно, лишение будущих пенсионеров части их денег, с которым, кажется все смирились. Отмена же накопительной части пенсии просто прекратила бы отчисления в обязательном порядке, перевела бы их на добровольную основу. С позиций будущих пенсионеров это было бы справедливо. Человек сам определял бы, сколько и где откладывать на будущую старость. Ведь именно так и происходит в случае добровольных взносов в НПФ, страховые компании, пенсионные счета банков.

Но именно такая добровольность категорически неприемлема для государственной пенсионной системы. Ведь очень многие люди отказались бы от таких перечислений, поскольку доходов на жизнь не хватает «здесь и сейчас». А пока взносы в 6% обязательны, да ещё идут не на счета самих работников-плательщиков, а используются государством на текущие выплаты пенсий другим людям – нынешним пенсионерам. Это важный источник подпитки Пенсионного фонда, без которого его дефицит резко возрастёт.

Отмена накопительной части пенсии сейчас могла бы означать и отмену получения пенсий огромным числом людей. Государство на это пойти не может. Не может оно и «разморозить» существующие у работников накопительные счета — по той же причине. Ведь тогда средства отчислений снова станут аккумулироваться на них, принадлежать работникам, и нельзя будет направлять эти деньги на текущие пенсии нынешним старикам».

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития: «Инициатива ФНПР оставляет двойственное впечатление. Текущая эффективность накопительного компонента системы государственного пенсионного страхования является неудовлетворительной. Главная проблема заключается, прежде всего, в заморозке накопительной части пенсии, из-за чего необходимые средства не поступают в индустрию. Поэтому даже в существующих условиях результативность ее работы далека от совершенства.

Однако это не означает, что необходимо полностью отказаться от накопительного компонента. Буквально предложение ФНПР звучит следующим образом: накопительный компонент системы пенсионного обеспечения себя не оправдывает, поэтому его стоит исключить. Но возникает вопрос: что предложить вместо него? Никаких гарантий, что реализация инициативы профсоюзов улучшит материальное положение вышедших на заслуженный отдых россиян, не существует.

Общемировая перспектива развития пенсионной системы заключается в том, что параллельно со страховой частью необходимо выстраивать работоспособную и очень мощную накопительную структуру. В каком виде она будет выстроена — другой вопрос. Она должна существовать, поскольку без нее наша страна никогда не достигнет более высоких параметров пенсионного обеспечения граждан.

Поэтому просто так согласиться с предложением ФНПР невозможно. Правительству необходимо четко определить, что будет в дальнейшем с накопительной частью, в каком виде и когда она будет восстановлена. Это крайне необходимо для перезапуска всей накопительной системы. Конечно, в первую очередь она должна носить добровольный характер, но без обязательной части ее реинкарнация невозможна. Поэтому главный положительный момент, который я вижу в предложении профсоюзов — это своевременное напоминание правительству, что пора определяться, в каком виде будет существовать пенсионная система в России».

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *