Переболевшие коронавирусом пожаловались на странное состояние: «Смертельно хочется спать»

Хроническая, практически смертельная усталость стала едва ли не ведущим признаком COVID-инфекции. И ужас ситуации в том, что у многих пациентов она не проходит неделями и даже месяцами. Люди, которых по итогам отрицательных результатов мазков зачисляют в сонм «победивших коронавирус», по факту чувствуют себя ходячими мертвецами.

«Каждый раз я добираюсь на работу в состоянии полусна, — говорит перенесшая SARS-CoV-2 еще в апреле 38-летняя Анна из Москвы. — Вот уже несколько месяцев я чувствую себя развалиной и совершенно не знаю, что с этим делать». Медики во всем мире тоже пытаются разобраться с синдромом посткоронавирусной усталости.

Фото: pixabay.com

«Не могу встать с постели»

Москвичка Анна переболела коронавирусом в среднетяжелой форме еще в апреле — но шлейф последствий тянется до сих пор: «Раньше на даче могла в день несколько грядок прополоть. Сейчас — дай бог одну. В иные дни вообще не могу встать с кровати. Я совсем молодая, у меня дочь 12 лет, а чувствую себя просто развалиной. И даже не знаю, когда все это кончится».

Ульяне, 45 лет, повезло больше: COVID прошелся по ней по касательной. Пара дней температуры, пропажа запахов и вкусов на 10 дней — на этом все вроде и кончилось. С мая ощущение усталости и какой-то ватности до конца еще не ушло: «Сейчас, конечно, я чувствую себя гораздо лучше, усталость накатывает волнами и нечасто — раза 2–3 в неделю. Но в первые месяц-два это сводило с ума. Знаете как? Вроде просыпаешься после десятичасового сна и отчетливо понимаешь: смертельно хочется спать! Хоть опять ложись! Это просто невыносимо. С физическими нагрузками тоже все не просто. Через пару недель после болезни попробовала вернуться к привычным тренировкам, но уже через несколько минут поняла: пора завязывать. Начинается тахикардия и головокружение — того и глядишь в обморок грохнешься…»

Олег, 34 года, называет слабость, которую испытывает после COVID постоянно, парализующей: «Порой я не могу встать с постели. Иногда сложно поднять руку или ногу. Как будто тебя что-то сдавливает. Даже не думал, что можно чувствовать себя настолько ужасно. Бывали дни, когда чашку поднять мог с трудом, чайник поставить вообще не мог — он был слишком тяжелым для меня…»

Светлана из Свердловской области переболела в мае, а сейчас рассказывает, что внезапно ее накрыло волной слабости и пошли обонятельные глюки: любое мясо пахнет трупами, яйца есть невозможно, бытовая химия имеет одинаковый запах «химозы». Оттенков запахов почти нет. «При этом в июне я чувствовала себя сносно, разве что уставшая была, в июле появились легкая апатия и слабость (думала, это усталость после напряженного июня), а вот к августу внезапно слабость стала тотальной», — рассказывает она.

«Мужа, 44 года, выписали из больницы 22 июня, лежал 2 недели. До сих пор никак не проходят потение при физических нагрузках и усталость. Даю ему витамины», — жалуется Марина в одной из групп, созданных постковидными пациентами. Главной жалобой у них остается астения.

В группах — пациенты всех возрастов. Рассказывают о хронической усталости даже у переболевших детей. Ее ощущают как те, кто перенес COVID тяжело, так и те, кто болел бессимптомно.

Данные о слабости, усталости, астении у переболевших пациентов подтверждает и целый ряд научных исследований. Например, результаты наблюдения итальянских врачей за 143 пациентами, перенесшими COVID-19, опубликованы в журнале Jama. Через месяц после выписки из больницы у 87,4% сохранялись жалобы на плохое самочувствие. Чаще всего жаловались на непрекращающуюся усталость.

Школа медицины Университета Индианы поделилась с миром результатами исследования больных с длительным течением COVID-19. Были составлены 50 самых часто предъявляемых ими жалоб — и на первое место вышла усталость. В первую десятку также вошли жалобы на ухудшение концентрации внимания, снижение общей активности и эффективности в фитнесе и спортивных упражнениях, проблемы со сном, тревога, ухудшение памяти, головокружение.

Недавняя публикация в журнале Bloomberg показала, что эффекты могут длиться месяцами, если не годами: хроническая усталость, проблемы с сердцем, психические расстройства. В статье говорится о том, что симптомы могут пропадать совсем, а потом появляться снова, то есть идти волнами. Особо оговаривается, что пациенты, перенесшие болезнь в легкой форме, больше подвержены таким долгосрочным последствиям.

Наблюдаться и еще раз наблюдаться!

Любопытно, что хроническая усталость стала основной жалобой и у тех пациентов, которые многие годы назад перенесли другие «злые» коронавирусы: SARS и MERS. Первый обнаружили в 2002 году в Китае, он прошел по Гонконгу, Сингапуру, был завезен в Канаду и США. Второй свирепствовал на Ближнем Востоке. Заразившихся этими вирусами исследовали спустя несколько месяцев и даже несколько лет после болезни. Практически у половины были симптомы и утомляемости, и слабости, и психических заболеваний. Врачи видели развитие синдрома хронической усталости.

Даже если вы перенесли COVID бессимптомно, это не значит, что последствий не будет, говорят врачи сегодня. Это касается и тех, кто не в курсе, что переболел. Головокружение, нарушение сна, повышенная утомляемость, невероятная и неожиданная усталость глаз за компьютером или вождением машины — все эти симптомы могут возникнуть и через несколько дней, и через несколько месяцев после COVID.

В исследовании, которое провела нейробиолог из Мичиганского университета Натали Тронсон, опубликованном в журнале MedicalXpress, отмечается, что серьезным последствием болезни перенесенного COVID является воздействие SARS-CoV-2 на мозг, что может вызывать миалгический энцефаломиелит (или синдром хронической усталости) и синдром Гийена-Барре (быстро прогрессирующее аутоиммунное поражение периферической нервной системы).

Как рассказал «МК» известный врач, клинический фармаколог, токсиколог, патологоанатом Александр Эдигер, астения, или хроническая усталость, сейчас стала одним из самых распространенных признаков перенесенной COVID-инфекции: «О первых эпизодах постковидной усталости заговорили в мае–июне, а сегодня она стала почти непременным последствием перенесенного острого инфекционного процесса. При этом нельзя говорить, что она характерна для какой-то особенной группы пациентов. Напротив, она не зависит от степени тяжести, возраста больного, клинической картины заболевания, разновидности вируса. Зато можно отметить, что наиболее значимо и сильно этот симптом проявляется у молодых и у людей среднего возраста. Многие из них жалуются на полную утрату работоспособности, нарушение сна, общий депрессивный фон, пеструю неврологическую симптоматику и то, что психологи называют термином «агедония», — когда человек теряет ощущение удовольствия от привычных процессов, которые раньше его приносили. При этом большая часть тех, кто отмечает усталость, перенесли COVID или чрезвычайно легко, или практически незаметно. Но этот «постковидный хвост» бывает выражен у них очень сильно».

По словам доктора Эдигера, главным в генезе этой симптоматики является системный характер COVID — поражение и всей сосудистой системы организма, и прямое и опосредованное поражение центральной нервной системы, которое может носить комбинированный характер и проявляться как локально (например, в виде нарушения мозгового кровообращения), так и диффузно (рассеянно по организму).

Некоторые эксперты отмечают, что слабость и хроническая усталость после перенесенной COVID-инфекции могут быть одним из симптомов серьезного заболевания — воспаления сердечной мышцы, или миокардита. Недавно немецкие ученые огласили результаты исследования ста пациентов, которое показало, что у 60% (!) из них через 3–4 месяца обнаруживался миокардит. Опасность в том, что в течение 3–10 лет это чревато летальным исходом почти для каждого четвертого больного. Увы, по данным исследователей, развитие миокардита у COVID-пациентов даже не зависело от тяжести болезни. К нему одинаково склонны как те, кто побывал в реанимации, так и те, кто жаловался на легкие симптомы.

«Выраженная астенизация и выраженные явления невроза отмечаются с первых дней COVID-инфекции и сохраняются длительно, — рассказала «МК» врач высшей категории, терапевт, ревматолог, гематолог Наталия Ленская. — Невротические явления и слабость отмечаются в течение нескольких месяцев. Даже у тех, кто болел легко, не лечился, явления невроза тем не менее присутствуют — иногда и как единственный признак коронавирусной инфекции. Это очень тяжелая болезнь, которая заставляет мобилизоваться на борьбу с ним весь организм и высасывает силы. Сейчас много разных теорий по поводу этого вируса, но до конца его природу мы не понимаем».

Как рассказывает наша соотечественница Светлана Васкес, проживающая в Испании, долгое время проблема длительно страдающих после инфекции пациентов игнорировалась, однако сейчас ей потихоньку начинают уделять внимание: «Я состою в разных группах по COVID-19. Длительное время тем, кто не может долго оправиться после этой инфекции, назначали успокоительные и отправляли лечить нервы. К сожалению, в ряде стран так и продолжается. Но есть врачи, которые ищут другие пути решения проблем».

«Эти люди не могут считаться выздоровевшими. Они должны находиться под динамическим наблюдением опытных терапевтов и неврологов. Они должны пройти ЭКГ, общий анализ крови, общий анализ мочи, а также КТ легких. Этих больных надо вести как неврологических пациентов, что предусматривает огромный набор мероприятий. Если необдуманно пытаться подавить астению антидепрессантами или седативными препаратами, можно довести себя до нервного истощения, депрессии и, в итоге, до больницы», — советует доктор Эдигер.

Тем временем Наталия Ленская отмечает, что пациенты с постковидными состояниями должны наблюдаться ревматологами. Неслучайно самыми эффективными в терапии COVID сегодня признаются именно те препараты, которые применяются для лечения ревматологических заболеваний — в первую очередь системных васкулитов, которыми, как сегодня известно, часто осложняется новая коронавирусная инфекция. «Кроме ЭКГ пациентам следует сдать анализ крови на СРБ и фактор Виллебранда, указывающий на продолжающиеся повреждения эндотелия сосудов. В первую очередь нужно сдать данные анализы тем, у кого после COVID-инфекции появляются различные симптомы: респираторный синдром, эозинофилия, мочевой синдром, различные высыпания на коже после УФО и выраженный астено-невротический синдром».

«Отмечено, что с начала лечения глюкокортикостероидами (ГКС) и антикоагулянтами, что сегодня является патогенетической терапией COVID-инфекции, астенизация и неврозы в течение нескольких дней регрессируют, то есть постепенно сходят на нет, — считает Ленская. — Это отмечают все пациенты, получающие такое лечение. Кстати, много лет назад, используя ГКС у больных с неврозами, я отмечала уход симптоматики в течение нескольких дней — возможно, это связано с тем, что они обладают анаболическим эффектом и способствуют мобилизации сил организма».

Как бы то ни было, в истории с COVID точку ставить еще рано. И с последствиями пандемии придется бороться еще долго. И все же то, что врачи начали понимать причину «посткоронавирусного хвоста», дает надежду, что с ним можно справиться.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *