Обвиняемый в хищениях депутат Мосгордумы раскрыл в суде хитрую систему

Жертвой оговора назвал себя депутат Мосгордумы Олег Шереметьев, обвиняемый в особо крупном мошенничестве. Уголовное дело парламентария 12 октября начал рассматривать Замоскворецкий суд столицы. Депутат уверяет, что не участвовал в махинациях с премиями своей помощницы и бюджетные миллионы не присваивал.

Фото: Татьяна Антонова.

По версии следствия, депутат Мосгордумы от КПРФ Олег Шереметьев с ноября 2019 по февраль 2020 года четыре раза подавал в аппарат парламента служебные записки о премировании на крупные суммы своей помощницы Ирины Кузнецовой. Деньги Кузнецова получала на свою карту, снимала их в банкомате в здании Мосгордумы на Страстном бульваре и отдавала боссу. А тот «отмытую» наличность присваивал. По подсчетам следователей, афера принесла Шереметьеву более 2 млн рублей. Если вина депутата будет доказана, ему грозит до 10 лет тюрьмы.

Потерпевшим по делу изначально был признан шеф думского аппарата Александр Таранов. Однако с первых минут судебного процесса роли поменялись: с подачи прокурора потерпевшей стала сама Мосгордума. Гособвинитель рассказал подробности схемы, вменяемой Олегу Шереметьеву.

— С 29 октября по 19 ноября 2019 года у Шереметьева возник преступный умысел на хищение. В качестве предмета преступного посягательства выбрал денежные средства бюджета, выделенные на функционирование Мосгордумы, — подчеркнул гособвинитель, — Шереметьев подал четыре заведомо подложные служебные записки о премировании Кузнецовой. За октябрь и ноябрь 2019 года на миллион рублей, за декабрь на 673 тысячи рублей, за январь 2020 года — 363 тысячи рублей, за февраль — 436 тысяч рублей. По правилам депутат столичного парламента может иметь не более четырех штатных помощников, которые находятся исключительно в его подчинении. Их он имеет право премировать за особо важные и сложные задачи. Плюс помогать депутату могут максимум 40 помощников на общественных началах, которые трудятся без зарплаты.

Как прозвучало в суде, Ирина Кузнецова устроилась штатным помощником Шереметьева в прошлом году. О махинации босса она не знала, поэтому исправно снимала для него деньги с карты. Виновным себя депутат не признал.

— Обвинение абсолютно абсурдно, — заявил Олег Шереметьев. — Прокурор зачитал, что я написал заведомо ложную служебную записку. Я считаю, что это клеветнические утверждения. Какие работы считать особо важными, это прерогатива депутата. Только депутат решает, заслуживает помощник премии и в каком размере его премировать. Больше ни у кого нет права оценивать это. Прокуратура и СК превысили свои полномочия, взяв на себя право оценки.

По словам парламентария, помощница, якобы, сама та еще аферистка: затаила злобу и оговорила начальника. А все потому, что Шереметьев поймал ее на неких махинациях и уволил.

— Хищения не было. Кузнецову я премировал. В первое время она работала очень хорошо и заслуживала премию. Она заранее говорила, что премию собирается использовать для помощи жителям района, — выдвинул любопытную версию Шереметьев.

Еще один помощник Олега Шереметьева, Кирилл Аношин, и вовсе охарактеризовал Кузнецову как женщину хитрую, лживую и своенравную.

— Она была там (в аппарате депутата-прим . авт. ) за главную. Что хотела там, то и делала, отгородилась от всех и негативно отзывалась о Шереметьеве, — заявил Аношин.

О странностях распределения денег в столичном парламенте рассказала и бухгалтер столичного парламента, допрошенная в суде свидетелем. По ее словам, зарплата думского чиновника — штука сложная. Кроме оклада штатный помощник парламентария получает надбавки за особые условия, стимулирующие выплаты и премии. Давать премию или не давать — решает только сам депутат, на которого трудится ассистент. А главное, решения о премировании на предмет обоснованности никем и никогда не проверяются.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *