«Межгосударственный розыск» Тихановской противоречит Конституции России

МВД России расставило последние точки над i в деле Светланы Тихановской. То, что она объявлена в «межгосударственный розыск», то есть розыск на территории России и Белоруссии, стало известно еще 7 октября. Теперь наступила ясность и в том, за что именно разыскивают экс-кандидата в президенты Белоруссии.

Фото: facebook.com

Уточнение, конечно, существенное. Ведь, увидев на стенде «Их разыскивает полиция» портрет молодой симпатичной женщины, сердобольные российские граждане — а таких у нас большинство, — непременно пожалеют «бабу-дуру». Мол, не иначе, по глупости и от безысходности попала в сети криминала. Оказалась на мели — вот и встала на скользкую воровскую дорожку. В общем — понять и простить.

Но, прочитав вот это, они, надо полагать, по-другому взглянут на разыскиваемую: «В розыскных учетах межгосударственного информационного банка имеются сведения в отношении Тихановской С.Г., объявленной в межгосударственный розыск МВД Республики Беларусь за совершение преступления, предусмотренного частью 3 статьи 361 УК РБ. Это — «призывы к свержению или изменению конституционного строя Республики Беларусь или к совершению преступлений против государства».

Это тебе не мелочь по карманам тырить! Это — настоящее, крупное дело. Несколько удивляет, правда, то, что основным источником информации по нему выступает Москва, хотя возбуждено оно в Минске. Да, белорусские власти объявили Тихановскую в розыск. Но объявили очень странно. Объявили, не объявляя.

Только сейчас, после второго оповещения российского МВД, белорусские правоохранители нехотя, сквозь зубы, подтвердили, что действительно разыскивают Тихановскую — «за призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, совершенным с использованием средств массовой информации или глобальной компьютерной сети Интернет».

Нельзя исключать, что публичность вообще не входила в их планы. В самом деле: какой смысл искать Тихановскую на территории Белоруссии и союзной России, если всем известно, что с 11 августа она находится в Литве? Абсолютно никакого. По уму следовало дождаться, когда ничего не подозревающая вражина государства наведается на родину. Тут-то ее и цап-царап!

Если так, то российские правоохранители оказали белорусским коллегам медвежью услугу. Сорвали изящно разработанную операцию. И, нельзя исключать, что сорвали специально. Дабы не пришлось арестовывать Тихановскую С.Г., если она вдруг решит приехать в Россию, и передавать потом лукашенковским архаровцам.

Скандал вышел бы, мягко говоря, грандиозный. Конечно, нашему государству не впервой, выполняя межгосударственные договоренности, выдавать на расправу политических врагов своих зарубежных партнеров. В этом году, кстати, исполнилось 80 лет с момента выдачи гестапо нескольких сот немецких коммунистов. Причем передача состоялась как раз в Белоруссии — в Брест-Литовске. Но та экстрадиция прошла без какого-либо шума.

Достоянием гласности она стала лишь спустя многие годы. После того, как одна из участниц событий, Маргарита Бубер-Нейман, — немецкая коммунистка, переживших вначале сталинские застенки, а затем нацистские концлагеря, — рассказала о своей судьбе в опубликованных ею мемуарах.

«3 февраля 1940 года мой транспорт прибыл в Брест-Литовск, к демаркационной линии между Польшей, оккупированной Советским Союзом, и Германией, — вспоминала Бубер-Нейман. — Офицер НКВД с группой солдат повел нас к железнодорожному мосту через Буг. Мы увидели идущих нам навстречу людей в форме СС. Офицер СС и его коллега из НКВД сердечно поприветствовали друг друга. Советский офицер сделал перекличку и приказал идти по мосту.

Тут я услышала сзади себя возбужденные голоса и увидела, как трое мужчин из нашей группы умоляли офицера НКВД не посылать их через мост. Один из них, по имени Блох, до 1933 года являлся редактором коммунистической газеты. Для него другая сторона моста означала верную смерть. Такая же судьба должна была ожидать молодого рабочего, заочно приговоренного гестапо к смерти. Всех троих насильно потащили по мосту. Затем подошли гестаповцы и приняли на себя работу НКВД».

Представляете, если бы похожая душераздирающая сцена случилась в наши дни — на сей раз не в Бресте, а где-нибудь в районе Смоленска и не с немецкими, а с белорусскими оппозиционерами?

Да-да, о потенциальных депортантах можно уже говорить во множественном числе: помимо Тихановской в «межгосударственный розыск» объявлены также Валерий Цепкало (еще один экс-претендент на пост президента Белоруссии), создатель телеграм-канала NEXTA Степан Путило и ряд других оппонентов нынешней белорусской власти.

Впрочем, есть обстоятельства, не позволяющие до конца поверить в версию о преднамеренной утечке розыскной информации. Скандал, как видим, случился и безо всякой экстрадиции. Скандал, которого вполне можно было избежать, ибо необходимость объявления Тихановской и прочих белорусских оппозиционеров в розыск тоже не была неизбежной.

Да, соглашение с Белоруссией о взаимной выдаче преступников, — конечно, важный документ. Но Конституция России все-таки важнее. Не зря же мы ее, в конце концов, правили!

«Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации», — гласит обновленный в этом году Основной закон.

Между тем и новый его вариант — так же, как старый, — категорически запрещает «выдачу другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения».

Вот если бы Тихановская и впрямь кого-то обворовала — тогда да. Тогда — «пройдемте, гражданочка!» и «позвольте вам выйти вон!» Но кража покоя у засидевшегося на троне диктатора по любым цивилизованным меркам, уголовщиной не считается.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Коронавирус

статистика распространения