Главный соперник Пашиняна Манукян назвал себя «смертником»

Оппозиция Армении планирует 22 декабря провести в Ереване очередной митинг с требованием отставки премьера Никола Пашиняна. Общественность поддержали военные: более десяти отставных армянских генералов выступили накануне с заявлением, в котором призвали премьера уйти. Оппозиция выдвинула на пост главы правительства Вазгена Манукяна. Манукян изложил нам свое видение ситуации в Армении и Нагорном Карабахе.

Фото: en.wikipedia.org

Вазген Манукян – соучредитель легендарного Комитета «Карабах», первый премьер-министр независимой Армении, министр обороны в период первой войны в Карабахе.

— Вазген Микаэлович, почему вы согласились стать кандидатом в премьер-министры от оппозиции?

— Учитывая тот факт, что в переломные и кризисные для нашей страны времена (развал Советского Союза, Карабахская война) я возглавлял правительство и армию, и в этот период мы зафиксировали успехи, оппозиция предложила мне стать единым кандидатом на пост премьер-министра переходного правительства. Я осознаю, что это функция «смертника», но не могу отказаться, поскольку речь идет о будущем нашей страны и народа, и я уверен, что многое можно сделать в этом направлении.

— Вы сказали, что целью вашего движения является избавление граждан Армении от «пораженческого клейма». Каким способом вы собираетесь преодолевать «синдром пораженчества» в обществе?

— Считаю, что прежде всего нужно избавиться от символа поражения – Никола Пашиняна. После чего необходимо вывести народ из состояния глубокой депрессии, внушить надежду на то, что многое можно изменить и очень многое зависит от нас, сплотить общество вокруг идеи собственной ответственности за свое государство и будущее наших детей и внуков. Нужно в кратчайшие сроки решить проблемы безопасности, проблемы социально-экономического характера и другие первоочередные задачи, и представить общественности ту концепцию, которая способна вновь объединить наш народ и стать стимулом для движения вперед. Считаю также очень важным объединение всех здоровых сил нации как в самой Армении, так и в Диаспоре.

— Почему вы считаете, что Пашинян должен уйти в отставку?

— Я уже отметил, что Никол Пашинян является символом поражения и не может продолжать руководить страной, поскольку это не позволит нам двигаться вперед. Если кто-то плохо выполняет свою работу, проваливает доверенную ему сферу, то должен уйти. А Пашинян довел до провала целую страну. Он не пользуется доверием ни внутри Армении, ни за ее пределами.

Кроме того, это поражение стало следствием тех идеологических принципов, которые он со своей командой внедрил в наше общество, расколов народ и лишив его перспективы будущего. Создавшаяся сегодня ситуация – результат не только войны, но и всех тех процессов, которые начались и усиленными темпами шли в Армении последние два с половиной года.

— Пашинян добровольно в отставку, судя по всему, уходить не собирается. Как будет действовать оппозиция? Есть ли у вас долгосрочные планы?

— Очень важно, чтобы процессы ухода Пашиняна и формирования временного правительства протекали в легитимном русле. Легитимный путь – это голосование депутатов Национального собрания. В условиях, когда народ объединился вокруг требования отставки Пашиняна, думаю, Национальное собрание примет такое решение, если уж сам Никол Пашинян не хочет добровольно принять его.

— Как вы оцениваете то соглашение о прекращении огня, которое было подписано Пашиняном, Алиевым и Путиным? Были ли варианты заключить более выгодное для Армении соглашение в той обстановке, которая к тому моменту сложилась?

— Трехстороннее заявление привело к прекращению огня и размещению в регионе российской миротворческой миссии, что для нас очень важно с точки зрения обеспечения безопасности. Тем не менее, наш народ не смирился и не смирится с этим соглашением, хотя с другой стороны, мы понимаем, что в данный момент его невозможно пересмотреть.

Думаю, достичь прекращения огня в ходе войны можно было раньше и с меньшими потерями, однако даже подписанный 9 ноября документ, на мой взгляд, не соответствует создавшейся на фронте ситуации. Для многих из нас не понятно, почему в этом соглашении содержится пункт о дорогах, проходящих по территории Сюникской области Армении, да еще и не под нашим контролем. Вместе с тем должен отметить, что в этом трехстороннем документе есть множество неопределенностей, нуждающихся в дополнительном разъяснении, особенно с точки зрения разработки механизмов применения.

К примеру, что означает начавшийся процесс поспешной делимитации и демаркации границ между Арменией и Азербайджаном? Какое отношение он имеет к трехстороннему заявлению? Общеизвестно, что делимитация и демаркация границ проводятся специалистами на основе соответствующих договоров и процессы длятся годами.

Этот и другие вопросы должно стать предметом трехсторонних переговоров.  

— Почему Армения потерпела поражение в этой войне?

— Приход к власти Никола Пашиняна в 2018 году изменил направление становления нашего государства, целей и устремлений армянского общества — в ущерб нам. Привнесенные извне и не свойственные нашему народу идеи привели к расколу общества.

Параллельно власти два года последовательно разваливали и дискредитировали армию Армении и армию Арцаха. За эти два с половиной года в наших Вооруженных силах не происходило никакого развития, хотя было очевидно, что в плане вооружения и в других вопросах необходимы новые технологические решения. Наряду с этим уже в ходе самой войны руководство страны приняло множество ошибочных и сомнительных решений, которые в конечном итоге и привели к такой ситуации.

— Какова ответственность лично Пашиняна за поражение в Карабахе?

— Она бесконечно велика.

— Было ли нападение Азербайджана неожиданным? Если да, то почему не сработала разведка Армении? Где были «друзья» из ЦРУ и т.д.? Я по ситуации 2008 года в Грузии знаю, что подготовку к войне скрыть очень трудно и она очевидна всем, кто постоянно мониторит ситуацию в регионе.

— Нападение не стало неожиданным, еще за несколько недель до него было очевидно, что оно произойдет. Не могу сказать, были ли у нашей разведки сведения от разведслужб указанных стран. Если были, то тем более странно, что ожидающаяся война никоим образом не повлияла на политику Никола Пашиняна в сфере обороны, взаимоотношений с союзными государствами, внутренней политики и так далее. Вместо этого Никол Пашинян занимался преследованием своих оппонентов.

— Знала ли о планах Баку российская разведка? Если да, то почему не предупредила?

— Знала или нет? Думаю, да. Предупреждали или нет, не могу сказать, но думаю, да.

— Смирится ли Армения с поражением? Есть ли варианты «переиграть» ситуацию?

— Естественно, Армения не смирится с поражением. Но это не означает новой войны. Следует подчеркнуть, что заявлением от 9 ноября Карабахский вопрос не решился, наоборот, он еще больше усугубился. Мы должны попытаться вновь ввести проблему в поле урегулирования в рамках Минской группы. Напомню, что в 1994 году позорное поражение потерпел Азербайджан, который, однако, вошел в переговорный процесс. Нам сегодня надо сделать то же самое.

— Вы были министром обороны в тот период, когда армяне одерживали победы в Карабахе. В чем отличие того времени от нынешнего, почему у вас тогда получалось побеждать, но не получается у нынешних руководителей Армении и Карабаха?

— Я уже обрисовал, в каком тяжелом положении оказалась Армения после прихода к власти Никола Пашиняна, когда расшатывался фундамент общества, подменялись цели государства и народа, дезорганизовывалась армия и прочее. Надо признать, что за прошедшие после поражения годы Азербайджан целенаправленно развивал свою армию, считая, что мирным путем вопрос не решится, и что следует сосредоточиться на военном решении.

Для более развернутого ответа на этот вопрос нужен очень детальный анализ прошлого и нынешнего состояния как Армении и Азербайджана, так и геополитических изменений в этом регионе. Давайте отложим это на будущее. Добавлю коротко, что во время предыдущей войны наш народ, кроме всего прочего, был сплочен и вдохновлен видением будущего того государства, которое мы стремились построить.

С сожалением следует констатировать, что поколение, выросшее в СССР, оказалось в состоянии начать национально-освободительное движение и победить в тяжелейшей войне, а поколение независимости потерпело поражение. Почему? Это крайне важный и серьезный вопрос, над которым надо думать, анализировать, извлекать уроки и выправлять ситуацию.

 — Насколько прочен мир, установившийся в Карабахе?

— Трудно сказать, учитывая заявления Алиева и Эрдогана, особенно сделанные во время военного парада в Баку. Регион может стать переменчивым в плане расклада сил, блоков и прочего. Мы находимся в опасном регионе, и для нас очень важно наличие российской миротворческой миссии. Вместе с тем срок ее деятельности, согласно соглашению, составляет 5 лет, по истечении которых Азербайджан может настоять на выводе миротворцев. Следовательно, у нас есть 5 лет на подготовку нашей обороны.

— Считаете ли вы, что Россия в полной мере выполнила свои союзнические обязательства по отношению к Армении?

— Власть Никола Пашиняна на протяжении двух с половиной лет неустанно ухудшала взаимоотношения Армении с Россией, будучи не в состоянии воспользоваться нашими союзническими отношениями. Несмотря на это, я считаю, что Россия как союзник выполнила свои обязательства.

Но есть еще одно обстоятельство: союзные государства всегда ожидают друг от друга большего в плане психологическом, хотя понимают, что союзник, помимо обязательств, имеет и собственные политические интересы, которые не всегда могут совпадать с твоими интересами. Однако в настоящий момент мы очень высоко оцениваем роль и миротворческую миссию России в регионе.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *