Главный пульмонолог Минздрава описал новый опыт лечения коронавируса

После небольшой передышки в стране вновь разворачивают свою работу «красные зоны» в больницах, где работают с коронавирусом. О том, как это происходит во второй раз, на каких ошибках врачи учились в первую волну и с каким опытом пришли ко второй, рассказал главный пульмонолог Минздрава, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН Сергей Авдеев.

Главный пульмонолог Минздрава описал новый опыт лечения коронавируса Фото: АГН «Москва»

— Сергей Николаевич, были ли вы готовы к такому развитию ситуации и что предпринималось?

— Да, мы были готовы. Когда мы все закрывались в июле-августе, мы сохранили те структуры, которые мы наработали, оставили шлюзы, в общем, были в полной готовности к открытию вновь в любую минуту. И многие больницы, которые заходили в первую историю с COVID-19, заходят в нее во второй раз, как и мы. Так и предполагалось — наступит осень, люди вернутся из отпусков, начнется предсказуемое ухудшение ситуации, и мы сегодня это видим. Ничего необычного нет, и все, что сегодня происходит — закономерность.

— Некоторые врачи пишут в соцсетях, что сейчас ситуация гораздо хуже, чем была в мае…

— Я бы не сказал. Все зависит от того, где, у кого и сколько мест. Больницы действительно заполнены. Когда мы открывали в первую волну больницу на триста коек, заполнили ее за полтора дня. Сейчас ту же самую заполняли пять дней. Это та же самая инфекция, тот же вирус с той же вирулентностью, и мы видим таких же больных с такими же проявлениями. Мало что изменилось с точки зрения течения этого заболевания.

— Попадались ли вам повторные случаи COVID-19 у одного и того же пациента?

— Мне — нет. Доказанных на сто процентов данных о повторных инфицированиях в мире пока не имеется. И я думаю, что сегодня, в условиях нашей непродолжительной истории борьбы с пандемией, мы пока таких случаев не увидим. В мире количество подтвержденных случаев перевалило за тридцать миллионов, но, повторяю, доказанных повторных нет. Обычно, когда появляются такие сообщения, выясняется, что кто-то болел чем-то похожим на COVID-19, или сейчас у него похожая на COVID-19, но другая инфекция, например, микоплазменная пневмония.

— Один знакомый врач рассказал, что и он, и его коллеги столкнулись с тем, что других пневмоний, кроме ковидных, сейчас практически не встречается. Даже бактериальных. Такое ощущение, что новый коронавирус вытеснил «конкурентов». Вы такое заметили?

— Я бы не сказал, что других нет вообще, но в целом впечатление такое, что их действительно стало значительно меньше. Да, есть внебольничные бактериальные пневмонии, но их гораздо меньше, чем обычно. Сложно объяснить, почему так. Даже других ОРВИ сейчас гораздо меньше: коронавирусная инфекция встречается чаще. Может быть, мы не достигли сезонного пика.

— Так, может, и вправду коронавирус вытесняет «конкурентов»?

— Пока точного объяснения нет.

— Какой опыт был вынесен вами и вашими коллегами по итогам прошлой работы с пациентами с COVID-19?

— Безусловно, опыт появился у всех коллег. У нас много выводов. Например, по поводу эффективности или неэффективности антибиотиков – стало ясно, что они нужны лишь небольшой группе больных. Вирусная пневмония не лечится антибиотиками, они нужны меньшинству, в первую очередь тем, кто в реанимации и кто на ИВЛ.

Следующий момент. Помните, была дискуссия по поводу проведения респираторной поддержки — интубировать пациентов как можно раньше или позже? Сейчас склоняемся к мысли, что позже. Для того чтобы вести пациентов с дыхательной недостаточностью, есть неинвазивные методы поддержки. Например, неизвазивная масочная вентиляция и высокопоточная кислородотерапия.

Появилась определенность и со способами терапии. Ее основами стали лечение воспаления антицитокиновыми моноклональными антителами. Сегодня она используется широко, расширяется список таких препаратов. Кроме того, пациентам с COVID-19 показано лечение глюкокортикоидами и антикоагулянтами, последнее уже даже не обсуждается. Почти все госпитализированные получают профилактические, а тяжелые пациенты — лечебные дозы антикоагулянтов для разжижения крови и профилактики образования тромбов

— Можно ли сказать, что схемы лечения нового коронавируса на сегодня отработаны?

— Нет. Все постоянно меняется. Потому что очень быстро меняется информация и появляются все новые исследования по COVID-19.

— Но лечить стали в целом лучше?

— Я думаю, да. У нас есть новые данные по всем направлениям, отработаны дозы, тактика респираторной поддержки, обоснования по назначению антикоагулянтов Мы изменили свои подходы ко многим видам терапии.

— Правила работы ковидария остались прежними — смены, СИЗы и прочее?

— Фактически да. Все, что мы имели положительного в прошлую работу, мы постарались перенести в сегодняшний день.

— Обсуждаются предложения направлять красные зоны врачей с антителами, как вы относитесь к такой идее?

— Мне кажется, нам не хватит врачей с антителами, чтобы полностью покрыть потребности. Поэтому соблюдение индивидуальных мер защиты актуально, и все врачи заходят в красные зоны в СИЗах. С ним у нас, к счастью, нет проблем.

— Есть прогнозы, сколько на этот раз будет работать ваш ковидарий?

— Прогнозы строить сложно. Но, наверное, это несколько месяцев. А в плане самой пандемии — не меньше года нам в этих необычных условиях существовать.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *