Экс-глава района рассказал, как жители покидали карабахский Лачин: дважды переселенцы

1 декабря азербайджанский военные вошли в Лачинский район — последний из трех районов, которые отошли Азербайджану согласно трехстороннему соглашению. Несмотря на то, что сам город Лачин (Бердзор) не переходит под контроль Баку, поскольку через него проходит Лачинский коридор, соединяющий Нагорный Карабах с Арменией, президент Азербайджана Ильхам Алиев уже заявил, что он должен быть передан азербайджанской стороне. Он предлагает построить новый коридор. 

 О том, как жители Лачина бежали из своих домов, нам рассказал бывший глава района Степан Саргсян. Вчера он со своей семьей приехал в Ереван.

Фото: AP

 — Почему вы уехали?

 — До последнего момента не было хоть сколько-то четкой информации о статусе Лачина. Сначала сказали, что город останется армянским, и многие люди, которым некуда идти, решили, что останутся в своих домах. Пять дней назад было собрание региональной администрации, где было сказано, что население должно уехать до 30 ноября. Тогда люди начали возмущаться, потому что им не оставили времени для того, чтобы перевезти родственников и вещи, найти другое место жительства. Потом снова сказали, что мы можем остаться, но когда люди спрашивали представителей региональной администрации, те отвечали, что у них нет никакой информации от высшего руководства Арцаха — из Степанакерта. У них не было никаких распоряжений. Из-за всей этой хаотичной ситуации началась суматоха. Некоторые подходили к российским миротворцам и спрашивали у них, что делать, но и у них не было единого ответа. В итоге люди начали собирать вещи и вывозить свои семьи. Вчера в шесть часов вечера был снят флаг Арцаха со здания мэрии в Бердзоре. Никой ясности о ситуации не было.

 — В городе была паника?

 — Нет, паники не было. Российские миротворческие силы давали уверенность, что есть минимальный щит. Просто было очень грустно, очень тяжелая атмосфера. Там жили люди, которые были переселенцами тогдашней Азербайджанской ССР из Баку, Сумгаита, Геташена. У них не было другого дома, и это в их жизни уже второй раз, когда они вынуждены переселяться неизвестно куда. Это человеческая трагедия.

 — Сколько лет вы прожили в Лачине?

 — Я жил там последние 4 года. У меня там был дом, бизнес, занимался благотворительной, социальной деятельностью. Все это теперь осталось в прошлом. Будем заботиться о тех, кто переселился в республику Армения: лачинцах, каштагцах, армянах. Сейчас людям необходима социальная помощь, нужно решать квартирные вопросы и тому подобное.

  Что касается меня, то из дома я смог забрать все, что мне было эмоционально дорого. Были люди, которые не успели все вывезти из-за этой неопределенности, им помогали машинами или финансами, чтобы они могли увезти самые нужные вещи.

  25 ноября, когда власти сказали, что мы должны уйти, администрация стала раздавать людям чеки на бензин, выделила транспорт, но все это быстро закончилось, и люди начали сами помогать друг другу. Все ехали туда, где есть родственники или друзья. Некоторые в Степанакерт, но большинство людей — в Армению.

  — В каком состоянии остался город?

 — Сейчас там остались сотрудники коммунальных служб — это минимальное количество людей. Но то, что творилось последние две недели, говорит о том, что и эти люди впоследствии уйдут. Условия для проживания там стали очень тяжелыми. Лачин бомбили не так интенсивно, как Степанакерт, Шуши, но городу досталось в последние несколько недель боевых действий: были минометные обстрелы, «Град», я слышал, что были обстрелы «Смерчем». В самый последний день войны обстрел был очень массированным: отключился свет, вода и все коммунальные услуги. Люди прятались в бомбоубежищах, в своих домах — кто как мог. Были и жертвы среди гражданского населения. Мужчины начали вывозить женщин и детей, а после окончания боевых действий они начали возвращаться. Но теперь вот уехали снова из-за всей этой неясности, вызванной официальными заявлениями.

 — Какая была реакция на сообщения о завершении боевых действий?

 — Если честно, то во все это не верилось до последнего момента. Мы верили в силу нашей армии, все ждали победу или хотя бы не такого поражения, которое мы сейчас видим. Не думаю, что кто-то вообще ожидал в первые дни войны или хотя бы в середине, что все завершится таким исходом. Это был шок. Этим шоком можно объяснить и то, что творится сейчас во внутриполитической жизни Армении.

   Сейчас нужно ускоренными темпами вернуть стабильность в страну, а потом начать думать и работать над проблемами переселенцев и развитием экономики. Даже если сейчас люди нашли куда пристроиться, то в долгосрочной перспективе этот вопрос остается открытым. Мы пережили это в 90-е годы, когда в Армению приехали сотни тысяч человек. И понимаем, что вмиг решить проблему будет тяжело. Но шаг за шагом это надо делать, потому что другой альтернативы нет.

 — Что вы думаете о российских миротворцах?

  — То, что мы видели, дает ощущение, что у миротворческого контингента, по крайней мере в Лачине, очень хорошее взаимопонимание с гражданским населением. Но, что будет потом, после прихода армии Азербайджана, увидим позже.

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *