Двадцать лет доить козленка: ответ Юрию Полякову

В ответ на мою статью «Не новичок» («МК», 23.09.2020) обиженный Поляков опубликовал на сайте «МК» сразу два своих сочинения: «Зона непримиримости» и «Как Минкин правду экономит». Последнее название совершенно точное. Правду пришлось экономить, ибо вся она никак не умещалась в одной заметке. Теперь, сберегая место в газете, ответим без художественных красот, а попросту, как в протоколе патологоанатома.

Этуш в день 95-летия. Только что он отыграл большой спектакль.

Поляков пишет: «Впервые предположение, что Римасу Туминасу, видимо, не интересна современная Россия, я высказал еще зимой 2011 года… Скандал был грандиозный, ведь Туминас принадлежит к числу «неприкасаемых».

Неправда. Никакого скандала не было. Вторая неправда: Туминас вполне прикасаемый — его ругали не раз, в том числе в «МК».

Поляков: «Материал, где осуждалась русофобская выходка актера в спектакле «Евгений Онегин», был напечатан в «Литературной газете» задолго до того, как Минкультуры в 2014 году приняло решение о поглощении театра им. Рубена Симонова «вахтанговцами».

Неправда. Премьера «Онегина» состоялась 13 февраля 2013-го, а «русофобскую выходку» Поляков осудил в апреле-2015 — после того, как его «Козлёнка» прогнали со сцены. Вдобавок всю историю с непристойным жестом Поляков выдумал и повторяет её годами. Но многочисленные повторения не превращают враньё в правду.

Поляков: «Козлёнка» сыграли в том числе и на Вахтанговской сцене». Неправда. Этого не было никогда.

Поляков рассказывает, как за «Козлёнка» заступался министр культуры Мединский: «Министр удивился: «А разве они не забирают «Козлёнка» себе?» Дело вот в чем: «вахтанговцы», поглощая «симоновцев» с помещением, сценой, вешалками и буфетом, но без актеров, обязались взять в свой репертуар лучшие спектакли упраздняемого театра».

Вопрос короткий: как можно взять в репертуар лучшие спектакли без актёров? (На самом деле всех заслуженных артистов взяли в Вахтанговский.)

Поляков: «Минкин сообщает доверчивым читателям еще одну небылицу: мол, тогдашний министр культуры В.Мединский требовал от директора театра им. Вахтангова сохранить «Козлёнка» в репертуаре по той простой причине, что Поляков — (со)автор инсценировки романа В.Мединского «Стена». Правдоподобно? На первый взгляд, вполне. Но о какой инсценировке речь? О той, которая в Малом театре? Но ее написал В.Бейлис. В Смоленском театре автором пьесы по мотивам романа «Стена» стала М.Парамонова. Откуда же звон? Объясню: Татьяна Васильевна Доронина давала мне на рецензию, как автору театра, пьесу, присланную В.Мединским в МХАТ имени Горького, и я ответил, что из нее может получиться хороший историко-героический спектакль для молодежи».

Фото: Наталия Губернаторова

Неправда. Когда Поляков спрашивает «о какой инсценировке речь?» и начинает рассказывать о Малом театре и о театре Смоленска, и как Доронина «давала ему на рецензию», — он сознательно морочит читателей. Звон вот откуда — от официальных информагентств:

РИА Новости. 1 февраля 2016. Во МХАТе им. Горького будет поставлен спектакль по роману министра культуры РФ Владимира Мединского «Стена», сообщили РИА Новости в администрации МХАТа. Автор инсценировки — главный редактор «Литературной газеты» писатель Юрий Поляков.

Это ему так Доронина на рецензию дала? А вот сообщение 5 февраля 2016-го:

Союз трех титанов — так можно сказать о новом проекте, который соединил народного артиста России, режиссера Валерия Беляковича, министра культуры РФ Владимира Мединского и главного редактора «Литературной газеты», известного прозаика Юрия Полякова.

Три титана — подумать только!

Мы уважаем Доронину за гениальную игру в театре и кино, а Поляков, может быть, за то, что при Дорониной во МХАТе шли четыре его пьесы. В «Зоне непримиримости» он рассказывает: «Крок почему-то объявляет, что мои пьесы «на грани приличия», а меня самого, выстоявшего в законном браке сорок один год, именует «аморальным типом»… А как быть с режиссерами, которые берут для постановки пьесы «аморального типа»? Видимо, они аморальны? Однако четыре мои вещи поставлены в МХАТе им. Горького, которым руководит Т.В.Доронина, известная своей непримиримостью к любым видам неприличия в Храме Мельпомены».

Понятия о приличиях у людей разные. Одна из четырёх пьес Полякова (которые шли во МХАТе во времена непримиримости к любым видам неприличия) называется «Грибной царь». Вот фрагмент:

ВЕСЁЛКИН (в руках бутылка). Ну, ты козёл! Нам надо держаться вместе! Мы ведь с тобой кто?

СВИРЕЛЬНИКОВ. Кто?

ВЕСЁЛКИН. Офицеры-однополчане! Надо побрататься! (Внимание! сейчас они побратаются.А.М.)

(Входят «Мамка» и проститутки.)

«МАМКА». Мальчики, слушайте внимательно! Садизм и анальный секс не входят в число гарантированных таксой удовольствий.

ВЕСЁЛКИН. А если очень захочется?

«МАМКА». Если очень захочется, договоритесь! (Уходит.)

ВЕСЁЛКИН. Строгая!

БРЮНЕТКА. Поначалу ничего была. А после Нинкиной свадьбы — озверела…

ВЕСЁЛКИН. А кто есть Нинка?

БРЮНЕТКА. Подружка её.

ВЕСЁЛКИН. В каком смысле?

БЛОНДИНКА. В том самом!

ВЕСЁЛКИН. А вы тоже подружки?

БРЮНЕТКА. В каком смысле?

ВЕСЁЛКИН. В том самом!

БЛОНДИНКА. Мы нормальные!

ВЕСЁЛКИН. А за деньги?

БРЮНЕТКА. Только это как в кино будет. Не по-настоящему…

ВЕСЁЛКИН. Ну-с, приступим к телу! Право первого выстрела предоставляется…

В академическом Театре Сатиры уже 16 лет идёт пьеса Полякова «Хомо эректус» (о которой мы в прошлый раз писали), где актёры и актрисы академического театра изображают шестерых людей, собравшихся для группового секса, и где горстями разбрасывают презервативы. В спектакле МХАТа «Грибной царь», как видим, мораль и духовность гораздо лучше: участников группового секса всего четверо.

Поляков постоянно утверждает, что он моралист и реалист. Реалисты не выдумывают, не фантазируют, они знают на опыте, о чём пишут.

БРЮНЕТКА. Ну что, платить будем?

СВИРЕЛЬНИКОВ. За что?

БРЮНЕТКА. За всё. Сколько за час — помните? Вы нас взяли в половине двенадцатого. Умножаем на восемь и ещё на два.

СВИРЕЛЬНИКОВ. Почему на два?

БРЮНЕТКА. Нас же двое. (Он платит.) А за вредность?..

Безусловно, называть анальный секс вредностью — это одновременно и изящно, и высокоморально.

Пьесу эту Поляков смастерил из своего одноимённого романа «Грибной царь». Там перед «первым выстрелом» девушки подробно раздеваются: «Блондинка мелькнула гладко выбритыми подмышками и осталась в трусиках — спереди трогательно кружевных, а сзади затерявшихся меж богатых ягодиц. Тем временем разделась и Брюнетка, огорчив ранней обвислостью своих достопримечательностей». По-моему, автор нам должен кучу денег за рекламу. Но о деньгах чуть позже.

Когда великую актрису Татьяну Доронину вынудили уйти из театра, многие совершенно бескорыстно встали на её сторону.

Поляков: «я, разумеется, в прессе и на ТВ выступил в защиту Татьяны Васильевны. Вскоре из репертуара были выброшены все мои пьесы».

Это стало для него тяжёлой материальной потерей. Но не все были выброшены. Одна из четырёх оставлена в репертуаре. Речка превратилась в ручеёк, но денежки всё же капают. За два года (2017—2019) ему накапало из МХАТа почти четыре миллиона рублей.

Поляков пишет, что в Администрации президента его попросили отозвать свой ответ, «так как сложилась достаточно нелепая ситуация. Подписанты: В.Этуш, С.Маковецкий, Е.Князев, К.Крок, а также я — адресат их гнева, все мы были доверенными лицами В.Путина».

Неправда. Этуш и Маковецкий не были доверенными лицами Путина. Но эта ошибка — чепуха. Гораздо интереснее, как он характеризует артистов: «Автографы Князева и Маковецкого под письмом меня не удивили. Я знаю этот тип талантливых актеров, которые… готовы подписать всё что угодно и заклеймить, кого прикажут. А вот то, что среди подписантов оказался фронтовик Владимир Абрамович Этуш, меня сильно огорчило: обворованный дантист Шпак — один из моих любимых комедийных персонажей. Однако могу предположить, Владимир Абрамович был к тому времени уже утомлен мафусаиловым возрастом».

Фото: Наталья Мущинкина

В этих характеристиках есть что-то отвратительное. (В то время однополчанин моего деда, ветеран Великой Отечественной войны Этуш, несмотря на возраст, блестяще играл на сцене; если бы он тогда прочёл пасквиль, то, не исключено, расписался бы в получении на чьей-то физиономии; фронтовики умеют.) А дальше Поляков рассказывает о своих хороших отношениях с артистом Князевым, который сыграл главную роль в экранизации его повести «Работа над ошибками», и добавляет: «Вообще-то, я писал Петрушова с себя, но режиссер-постановщик увидел моего героя иначе — темнокудрым и крупноносым. Что ж, бывает».

Действительно, бывает. Простой реалист написал бы без затей «кучерявый и носатый». А тут изящно: темнокудрый, крупноносый.

Поляков: «на ковре в довольно высоком кабинете на Старой Площади «вахтанговцам», как инициаторам свары, прилично влетело». Неправда, это он выдумал.

Поляков: «я реалист, а не фантаст. Как было — так и пишу. Полагаю, логика тут такая. Выборы остались в прошлом, все преференции и пряники получены, а лишний раз напоминать о питательной лояльности своих конфидентов к власти эконом Минкин поостерегся. Не комильфо в интеллигентной среде! Мало ли что? Могут на «Дожде» отругать. Вид на жительство не дадут. Да и Белоруссия опять же перед глазами».

Увы, логика тут не ночевала. Какие конфиденты? При чём тут «Дождь»? Где он просил вид на жительство? Почему, когда он читает мою заметку, у него перед глазами возникает Белоруссия? Это же просто чертовщина. Но выражение «питательная лояльность» нам очень понравилось.

Этим летом было опубликовано очередное огромное интервью Полякова: «Я трижды был доверенным лицом Владимира Путина. Причем совершенно искренне и бескорыстно. Мне это ничего не дало».

Каюсь: я действительно «сэкономил» (ради места в газете) информацию о государственной оценке Полякова. Орден Дружбы он получил в 2006-м, орден Почёта — в 2010-м, орден «За заслуги перед Отечеством» — в 2015-м. Эти три высокие награды он получил, будучи главным редактором знаменитой «Литературной газеты», которую за шестнадцать лет своего руководства привёл к полному ничтожеству.

Полякова спрашивают: «Как вы относитесь к поправке про обнуление, которое вызвало самые большие разногласия в обществе?» Ответ очень похож на питательную лояльность.

Поляков: «Я отношусь положительно, хотя избранная форма — неожиданное предложение первой женщины-космонавта Валентины Терешковой — меня несколько смутило. Мне иногда кажется, что имиджмейкеры нашего гаранта иной раз подставляют. По мелочам — но подставляют».

В переводе на русский он сказал: обнуление поддерживаю, но женщину-космонавта считаю подставкой. Трижды доверенное лицо, ничего за это не получившее, ну разве что три ордена, — уж он бы обнуление предложил изящнее. Однако в Администрации решили, что космонавт (пусть и женщина) лучше, чем автор жуткой пошлятины про групповые анальные приключения.

Поляков: «Минкин совершенно забыл объяснить читателям, что в правоохранительные органы я обратился не как частное обиженное лицо, а от имени Национальной Ассоциации Драматургов (НАД) по вполне конкретному поводу: директор театра им. Вахтангова Крок отказался выплачивать гонорар драматургу Надежде Птушкиной».

Это очень глупое враньё. Во-первых, под доносом в правоохранительные органы стоит подпись «Поляков», и нигде там он не упомянул, что пишет «от имени Национальной Ассоциации Драматургов».

Что касается Птушкиной, за свою пьесу она получила от Театра Вахтангова за два года больше 6 миллионов рублей. Ей показалось мало, в 2018 году она подала в суд и проиграла. Потом в 2019 году проиграла апелляцию в Мосгорсуде. А на минувшей неделе окончательно проиграла в Верховном суде. Предсказываю, Европейский суд по правам человека Птушкиной не поможет, даже если её интересы будет представлять не новичок Поляков.

Поляков: «мои пьесы идут на аншлагах по всей стране».

Аншлаг — это когда все билеты проданы, все места заняты. Но нам известно, как порой организовывают аншлаги (точно так же, как массовость некоторых официальных митингов, на которые ничего не понимающих участников привозят автобусами откуда попало).

Поляков пишет, что руководитель театра «Модернъ» Врагова «была облыжно обвинена в финансовых нарушениях». Но существует Акт проверки театра «Модернъ», там очень большой список финансовых нарушений, в том числе «Увеличение за 8 месяцев 2016 г. в сравнении с аналогичным периодом 2015 г. в 22 раза объёма продаж уцененных билетов, проданных по тарифам «Все по 100», в целях привлечения зрительской аудитории… Искажение отчётов в части показателя количества зрителей… Заключение мнимых сделок на распространение билетов с вознаграждением 0%…»

Билеты по 100 рублей? Лучше было бы по 50. Тогда (особенно зимой) наплыв «зрителей» был бы огромный: лучше тёплый светлый туалет с умывальниками, бумажными полотенцами, чем ледяная грязная кабинка на улице, да ещё артисты покажут чего-то. Аншлаг гарантирован.

Однажды Поляков, пользуясь своими связями и влиянием, добился неслыханного успеха: он организовал «Международный театральный фестиваль» из постановок исключительно собственных пьес. Журналист, описывая это художественное происшествие, рассказал о своих разговорах с публикой в антракте: «Откуда у вас билеты?» — спрашиваю зрителей. Ответы похожи: «Нас пригласили!», «На работе дали бесплатные!», «Получила через Собес».

А вот чего лишились все, кто не успел посмотреть «Козлёнка» — любимое детище Полякова:

КИПЯТКОВА (стареющая дама). Я всегда верила в хиромантию. Посмотрите, какой у меня Венерин бугорок!

СТИШОВ. Потрясающий бугорок! Бугор даже. Вы обещали почитать воспоминания!

КИПЯТКОВА. Ах, я забыла! Сейчас принесу. Но Виктор тоже должен прочесть мне хотя бы три-четыре-пять страничек… (уходит).

ВИТЁК. Ты охренел? Что я буду ей читать?

СТИШОВ. Не бойся — до этого не дойдет.

ВИТЁК. А до чего дойдет?

СТИШОВ. Всякое бывает.

ВИТЁК. Я тебе не трупоед какой-нибудь!

СТИШОВ. Ладно, будет сильно приставать, скажешь, что недавно сменил сексуальную ориентацию.

ВИТЁК. А зачем эта старая бетономешалка нам вообще нужна?

КИПЯТКОВА (появляясь). О чем это вы шушукаетесь?

СТИШОВ. О вечной женственности!

КИПЯТКОВА. Ах, шалуны.

СТИШОВ. Вы обещали почитать!

КИПЯТКОВА. Да-да, пойдемте в спальню. Я, как Пушкин, творю в постели.

«Старая бетономешалка» — удачный, изящный, очень реалистичный женский образ. Но и фантазия реалисту-моралисту не чужда: Витёк (по легенде) родился у колхозницы, которую изнасиловал медведь. Это же аллегория! Колхозница — Россия, медведь — «Единая Россия»: партия изнасиловала страну — вот тайный смысл трижды доверенного лица, точнее, измышление, а ещё точнее, умысел. Вот чует моё сердце: не бывать Полякову четырежды доверенным лицом.

…Эх, вся правда всё равно не поместится. Остались не упомянутыми приключения в писательском посёлке Переделкино, в «Литературной газете», в Совете при Президенте, в Совете при Министерстве культуры… Напоследок ещё чуть-чуть про деньги. Театр Сатиры за групповой секс уже 16 лет платит автору около 150 тысяч в месяц. А сколько он надоил с Козлёнка по всем театрам России, пусть сам расскажет, он любит рассказывать о своих достижениях.

Предупреждение: больше о Полякове писать не буду никогда. Скотоложство мне категорически чуждо; есть более привлекательные объекты, чем «Козлёнок» и его орденоносный отец.

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *