Большая уязвимость Путина: раскрылся в свой день рождения

«Зря вы хрюкаете!» «Не хрюкаю, а покашливаю» «Тем более. Покашливать нечего. Вы же не живете моей жизнью!» — король искусства журналистского допроса из ТАСС Андрей Ванденко не сумел выбить из Путина точных данных о числе его внуков, но зато помог ВВП обогатить русский язык своими очередными «путинизмами». И этим достоинства обнародованного в 68-ой день рождения президента РФ его краткого видеоинтервью отнюдь не исчерпываются.

Фото: kremlin.ru

Когда в начале этого года ТАСС начал экспериментировать с принципиально новым форматом журналистского общения с бессменным российским лидером, я критиковал эти попытки за легковесность и неспособность добиться заявленной цели: показать такого знакомого нам Путина с совершенно неожиданной стороны. Рад сообщить: в последнем фрагменте своего масштабного проекта Андрей Ванденко сумел полностью реабилитировать себя в моих глазах. В общении с ним Путин, с моей точки зрения, не просто раскрылся, а сделал то, что он делает крайне редко: показал  свою уязвимость. 

А ведь еще в начале разговора ничто не предвещало подобного финала. Сообщив, что в детстве его идеалом был легендарный советский разведчик Рихард Зорге, Путин занял круговую оборону в ответ на попытки Андрея Ванденко узнать хоть что-нибудь новое о его детях и маленьких внуках: «Вы не понимаете, что такое вопросы безопасности». 

Впрочем, даже эта часть интервью не была потрачена зря. Андрей Ванденко отказался удовлетвориться ссылкой на «вопросы безопасности» и задал ВВП вопрос в лоб: «Вы откровенно раздражаетесь, когда пытаются идти в сторону семьи… Вы считаете, что это неприлично или что?» И на этот раз Путин ответил ему с полной откровенностью: «Я знаю, что западная политическая культура связана с представительством как бы членов семьи. Но мне кажется, что мы не в таком состоянии находимся, чтобы заниматься этим театром. У нас должно быть все по-взрослому».

Браво, Владимир Владимирович! Вы в очередной раз показали, за счет каких качеств вам удается так долго удерживаться во главе России. Не знаю, можно ли сказать, что в плане информирования населения о личной жизни первого лица у нас «все по-взрослому». Но у нас в этом плане все точно очень по-русски: позиция, которую то ли инстинктивно, то ли абсолютно сознательно занял Путин в этом деликатном вопросе, полностью соответствует самым глубинным струнам загадочной русской души. Как показал пример Раисы Максимовны Горбачевой, «этот театр», как выразился ВВП, способен только навредить лидеру страны. Традиция запрятывать цариц и царевен «глубоко в терем» давно ушла из нашей жизни — ушла, но на уровне каких-то скрытых общественных ожиданий все равно в ней осталось. В итоге, если вывести за скобку крошечную группку сторонников того, чтобы «у нас все было как в Европе», мы имеем идеальный симбиоз личных желаний Путина и потаенных запросов  публики. 

Итак, эту атаку ВВП отбил. А вот следующую, на мой взгляд, сумел отбить не до конца. Ванденко: «Сильно изменились?» Путин: «Я?» Ванденко: «Да». Путин: «Вы знаете, мои друзья, которых я знаю еще со школы, с университета… говорят, что я практически не поменялся. Им виднее со стороны». С одной стороны, это очень правильный и хороший ответ. Как заметил чуть ниже сам Владимир Владимирович, власть меняет своего обладателя: «Здесь, на этом месте, иногда такое ощущение, что из человека превращаешься в функцию». Очень отрадно, что Путин понимает эту опасность. И очень отрадно, что он изо всех сил старается «сохранить человеческие качества». Но у вопроса «Сильно изменились?» есть двойное дно.

Страна, которую возглавляет Путин, очень сильно меняется — и с каждым новым годом все быстрее и быстрее. На фоне этих перемен президент просто не имеет права «оставаться все таким же» — или он меняется в такт с изменениями всей страны, или он рискует в политическом отношении «отстать от поезда». Я не буду цепляться к словам и упрекать ВВП за то, что он не озвучил эту в принципе очень даже очевидную мысль. Сейчас вообще не время упреков. Сейчас время констатировать: антураж для общероссийской политической драмы шекспировских масштабов уже полностью расставлен.

«А вы верите в судьбу? Вот то, что знаете, у арабов называется «мактуб», — чему быть, того не миновать?» — поинтересовался Ванденко у президента РФ в самом конце своего интервью. ВВП ответил: «В судьбу верю, но я верю и в то, что мы можем на нее влиять». Очень многозначительный обмен репликами. Путин стабилизирует и может и дальше стабилизировать судьбу России — но только при условии, что он не упустит правильный момент для совершенно необходимых перемен. Иначе то загадочное явление, что арабы называют «мактуб», очень больно ударит нас всех по голове. 

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Коронавирус

статистика распространения