Академик Иоселиани оценил ситуацию с коронавирусом в России

Несколько месяцев весь мир живет в страшном напряжении в связи с пандемией. Однако депрессивные настроения способны нанести куда больший вред здоровью. Поэтому информационное освещение пандемии и ее организационное сопровождение должны быть предельно деликатными, считает академик РАН, почетный директор Центра интервенционной кардиоангиологии ФГАОУ ВО Давид Георгиевич Иоселиани. Своей точкой зрения он поделился с «МК».

Фото: Наталья Мущинкина

«Мы столкнулись с довольно серьезной ситуацией, и теперь все оказались в новой реальности — реальности пандемии. Вирус новый, и в значительной части случаев вызывает очень серьезное течение заболевания — с этим никто не спорит. И вот сегодня люди находятся в крайней депрессии, боятся все, независимо от возраста и социального положения. Поэтому исключительно важно то, как мы преподносим происходящее. У меня по этому поводу есть несколько пожеланий.

Например, каждое утро мы слышим: сегодня от COVID умерло сколько-то человек. Цифры пугают. Однако при этом практика давно показала, что для людей, которые в целом не жалуются на здоровье и не имеют сопутствующих заболеваний, COVID не так страшен, как его малюют, и все-таки большая часть летальных исходов происходит в группе людей с крайне тяжелыми, зачастую терминальными стадиями соматических заболеваний, включая онкологические и сердечно-сосудистые. Поэтому если нам говорят, что умерло столько-то человек, нужны уточнения, например, что у 40% из них были последние стадии онкологических заболеваний и еще у 40% — другие опасные заболевания. В целом же COVID — это не приговор, от него можно вылечиться. К тому же такую статистику важно знать и врачам: для составления более объективной картины того, что происходит. Я вот, например, не имею такой информации, хотя я должен знать, как именно COVID действует на пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и как лечить этих больных.

Второе: каждый день мы слышим о приросте количества инфицированных пациентов. Но при этом не уточняется, что положительный ПЦР-тест совсем не означает наличия симптомов и наличия болезни. Имеется существенная разница между больными COVID и людьми с положительными результатами тестов. И необходимо озвучивать, какой процент среди выявленных — люди без симптомов. Почему это так важно? Носительство и присутствие вируса совсем не означает, что человек болен. Не знаю, насколько удачный пример, но не все люди, у которых есть ВИЧ-инфекция, больны — они просто носители, и их немало.

Третье: в мире происходит большая трагедия, она охватывает всех нас. И мы не виноваты в том, что она случилась, мы — жертвы, мы подвергаемся насилию со стороны вируса. Однако сегодня многие чувствуют себя виновниками этой трагедии в силу того, что их постоянно запугивают то штрафами, то перспективами оказаться запертыми дома. Государство не должно пугать людей даже из благих соображений! Людям требуются сочувствие и сопереживание. Это не значит, что не должно быть штрафов, что не нужны меры дистанцирования — просто нужно донести необходимость этих мер без запугиваний, чтобы они понимали, что государство нам сочувствует и хочет помочь, а не заработать на нас.

Особого подхода требуют пожилые: люди старше 65 лет имеют такие же права, как и остальные. И запирать их дома нельзя! Некоторые и в 65 значительно здоровее, чем иные в 45. Я, например, ни одного дня не прекращал оперировать. Это преступление? И каждый человек вправе сам решать, как ему жить, и даже то, жить или не жить. У людей не должно возникать ощущения, будто основное, что беспокоит руководителей здравоохранения — не дай бог, старый человек заболеет и займет койку. Так не должны думать в гуманном обществе. А то получается, что старики — ненужные люди. Государство должно относиться к пожилым с уважением, говорить: вы — самая достойная часть населения, вы нам очень нужны, мы вас оберегаем и хотим вам помочь! Сейчас, к сожалению, все преподносится так, что даже я чувствую себя виноватым. Государство должно относиться к людям вежливо и интеллигентно, иначе мы не сможем остановить депрессивные настроения и агрессию в обществе.

И еще очень важный момент: в начале первой волны все силы были брошены на COVID, и больницы закрывали под него, а некоторые закрывали вообще. Наш центр, например, не работал три месяца. В условиях, когда медицинские учреждения работают на самоокупаемости, некоторые лечебно-профилактические учреждения страны остались в это время без заработка. И теперь бедствуют без финансовой поддержки от государства. Чтобы такое не произошло на второй волне, нужно серьезно подумать, как сделать, чтобы лечебные учреждения не закрывались, что во многом зависит от организаторов здравоохранения. Возможно, необходимы дотации от государства, чтобы учреждения, где людям оказывают высокотехнологичную помощь, не погибли и чтобы она оставалась доступной для пациентов».

Источник

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Коронавирус

статистика распространения